ПРЯМОЙ ЭФИР ТЕЛЕКОМПАНИИ СТОЛИЦА ЮГО-ЗАПАД

Стенограмма передачи с участием Главного Врача Медицинского Центра Арбаль, Тихонова Юрия Викторовича.

Ведущая программы Елена Андриевская

Ведущая: Добрый вечер. Я приветствую всех, кто смотрит телеканал Юго-Запад и предлагаю Вашему вниманию программу «Внимание- стоматология». Как Вы догадались, мы поговорим сегодня о зубах. И у меня в студии Главный врач стоматологической клиники «Арбаль» Юрий Викторович Тихонов. Добрый вечер, Юрий Викторович.

Юрий Викторович: Добрый вечер.

Ведущая: Двайте начнем. Юрий Викторович, клиника эта действительно новая ? Сколько она уже работает и что из себя представляет?

Юрий Викторович: Да, действительно клиника новая. От роду ей всего три года. Но говорить о ней мы начали только недавно. Поскольку все это время шел процесс становления, он и сейчас продолжается. В нашей клинике проповедуется принцип универсализма доктора. Как говорил мой учитель: «Полость рта слишком мала, чтобы в ней чего-то не знать и не уметь». Но, тем не менее, каждый специалист для себя выбирает направление, в чем он больше специализируется. Мы также ведем научную работу на базе клиники без отрыва от практической деятельности. В составе клинике работают уважаемые специалисты, в том числе кандидаты медицинских наук, и преподаватели, и практики ведущих московских институтов.

Ведущая: Что за оборудование в вашей клинике? Что за материалы, которыми вы работаете?

Юрий Викторович: Оборудование немецкое, фирмы Сирона (дочернее предприятие Сименс). Это уважаемая фирма ,на рынке она не один десяток лет. Все, кто связан с стоматологией и не только, ее хорошо знают. Материалы мы используем последних пятых, шестых поколений, если мы говорим о пломбировочных материалах. Если говорить о технологиях — мы идем в ногу со временем. Специалисты нашей клиники, в том числе и ваш покорный слуга, постоянно посещают различные семинарах, участвуют в диспутах, а они в научной среде часто бывают и злыми. С чем-то мы не соглашаемся, что-то принимаем и непосредственно это используем в своей работе. Почему мы исповедуем принцип универсализма доктора ? Дело в том, что когда пациент приходит в клинику он хочет получить информацию о своем здоровье (в полости рта) в целом. Тот принцип, который был в Советском Союзе и шлейфом длится сейчас, не отвечает требованиям времени. У человека проблемы в полости рта, как правило, носят комплексный характер, и врач-терапевт не может полностью оценить всю ситуацию. Он может оценить ее только усеченно. Врач-ортопед видит решение проблемы со своей стороны. Врач-универсал видит всю проблему в целом и может дать полную консультацию и оказать квалифицированную помощь. Если проблема действительно сложна, мы не пренебрегаем помощью других специалистов. Привлекаем их или направляем пациента, и обязательно контролируем, чтобы пациент действительно получил ту информацию, которая поможет нам и пациенту принять правильное решение и провести успешное лечение. Все лечение нужно начинать с диагностики – это основополагающее в любом лечебном процессе. Диагностика , как и первичная консультация не может длиться 15-20 минут, как это принято в большинстве клиник. Можно назвать единичные случаи, когда, заглянув в полость рта можно сказать какой из типов протезов (съемный или несъемный) показан данному пациенту. В большинстве случаев приходится снимать диагностические слепки, это обязательно! Далее выставлять полученные модели в специальный прибор, артикулятор. В нем уже проводить индивидуальное для данного пациента исследование, выполнять будущую работу в воске и представлять ее пациенту.

Ведущая: То есть свою будущую улыбку человек может посмотреть заранее?

Юрий Викторович: Да. Если мы говорим об аксапе, т.е. работе, выполненной в воске , то пациент не может видеть всю глубину оттенков цвета, но он может видеть будущую форму, которую можно обсудить и откорректировать.

Ведущая: Юрий Викторович, я понимаю, мы уже шагнули дальше рассказывая о клинике и перешли к протезированию. Итак, Юрий Викторович, мы все с детского возраста начинаем лечить зубы. Но, тем не менее, рано или поздно каждый человек сталкивается с потерей зуба и приходит к протезированию. Я подхожу с дилетантской точки зрения – есть один зуб, и есть другой, между ними зуба нет. Надо ставить пациенту мост. И этот мост можно увидеть в воске?

Юрий Викторович: Совершенно верно. Раньше, в Советское время, был даже такой постулат, что потеря одного зуба не является показанием к протезированию. Хочу разуверить – потеря одного зуба несет изменение всей зубочелюстной системы. Есть очень интересные цифры.

Когда задумываешься о них, приходиться удивляться, как мудра, тонка природа. Зубы начинают смещаться, как верхний зуб уходит вниз или нижний поднимается наверх, так и соседние зубы наклоняются в сторону отсутствующего зуба. В норме у человека 28 — 32 зуба, если мы подумаем о тех количествах контактов, которые между собой восполняют зубы, то цифра покажется весьма удивительной – это всего 4 квадратных миллиметра площади контактирующих зубов. И поэтому, если мы говорим о каждой точке контакта на этом зубе – это очень важно. Вся стоматология крутится вокруг одной простой вещи – это воссоздание жевательной поверхности зуба, для того, чтобы человек мог полноценно пережевывать пищу и соответственно чувствовать себя в этой жизни уверенно. Не стоит цель сохранить зуб, как таковой. Стоит цель – сохранить зуб, как функциональную единицу. И вообще в стоматологии нужно преследовать цель функции, за функцией идет и красота. Ведь, если мы посмотрим на кисть человека, не суть важно, чья это будет кисть, пианиста или землекопа. Пятипалая кисть сама по себе прекрасна, если кисть имеет отсутствующие пальцы, она уже не вызывает никакого эстетического восторга, а может даже вызвать какие-нибудь отрицательные реакции.

Тоже самое — в полости рта. Я вообще хотел бы порекомендовать, не только пациентам нашей клиники, но и вообще всем людям задуматься. Как бы мы ни следили за своими зубами, рано или поздно мы приходим к их потере, в виду разных факторов – неудачного лечения, какой-то пародонтологической ситуации, травмы. В итоге становится актуальным вопрос: «Я хочу иметь зубы такие , какие у меня были 10 – 15 лет назад». То есть мы всегда в своей памяти возвращаемся к тому прекрасному возрасту, когда были молодыми. Очень замечателен этот период. И можно для себя сделать небольшую отметку об этом периоде. Обратиться в клинику. Снять прекрасные диагностические слепки. Отлить по этим слепкам модели, можно из высокопрочной пластмассы. И сохранить их у себя. И когда , через много-много лет возникнет вопрос, какие Були у меня зубы, то можно придти к специалисту и показать – у меня были такие зубы, и давайте будем стремиться к выполнению данной формы этих зубов.

Потому, что очень часто пациенты приносят фотографии, когда им было 20 – 25 лет. Фотографии приносят даже общего плана. И мы сидим и под увеличительным стеклом пытаемся разглядеть лицо этого пациента. Мы не всегда видим те зубы, которые есть на этой фотографии, но по некоторым антропометрическим данным лица мы можем предположить , что у пациента были наверное вот такие зубы. Но тем не менее это вещь всегда очень индивидуальная.

Ведущая: Сейчас мы коснулись протезов, коснулись протезирования, материалов из которых это все изготавливается. Если разные клиники работают с одними и теми же материалами, наверное и нет никакой разницы в какую клинику идти? Отчего иногда недоволен человек работой, недоволен теми зубами которые он получил ?

Юрий Викторович: Хороший вопрос. Он весьма актуален. Я хочу сказать, что ситуацию решают все таки не материалы, а специалисты, которые с этими материалами работают. Давайте предположим высокоточный прибор, к примеру цейсовский микроскоп. И использование данного микроскопа не по назначению, к примеру забивание им гвоздей. В итоге – гвоздь будет забит криво, косо, возможно даже загнут.

Микроскоп придет в негодность – никто не будет удовлетворен результатом. Такую же ситуацию можно видеть и стоматологии. Очень часто приходят пациенты и спрашивают: «Почем у вас керамика?» Актуальный вопрос. Честно говоря, мы держимся до сих пор , отвечая на этот вопрос, объясняем в чем ее разница, в чем ее суть.

Я нашел для себя такую форму ответа – спрашиваю пациента, когда Вы приходите в колбасный ряд и спрашиваете: «Почем у вас колбаса?», Вам тут же предлагают выбор и вы тут же начинаете теряться. То же самое и в керамике. Не суть важно, какая это будет керамическая масса японского, американского, немецкого производства. Весь вопрос в том правильно ли ее использовали по назначению. Если мы говорим о керамических коронках, то я точно могу сказать, что здесь самый важный момент в том , как обработан зуб под металлокерамическую коронку. На зубе должен формироваться специальный уступ и размер его четко регламентирован, ни больше ни меньше. Об этом специалист должен знать. Это нужно для того, чтобы будущая реставрация не уходила под десну и ни в коем случае ее не травмировала.

Потому , что у нас в норме между зубом и десной находится жидкость и ничего более. Мы сами сталкивались в быту много раз, когда между зубом и десной попадает нечто из пищевого продукта – это доставляет дискомфорт.

Представьте – Вы заплатили деньги, Вы потратили время и у Вас между зубом и десной появляется инородное тело, которое извлечь невозможно. Оно, это инородное тело, влечет за собою массу проблем. Вроде бы восстановили зубы, восстановили функцию жевания, но тут же потеряли функцию парадонта – начинается гингивит с вытекающими последствиями, который постепенно перерастает в парадонтит и едет потеря зуба. И винят в этом керамику.

Ведущая: Хорошо, что мы эту тему затронули. Иногда общаешься с знакомыми. Они говорят – поставили новые зубы. Но через какое-то время десны синеют. И сразу заметно – это зубы не свои. Почему так происходит ? Это дефект конкретно врача?

Юрий Викторович: Да. Скорее всего это гонка за прибылью, за временем, или элементарное незнание. Та синева десен о которой Вы говорите – это следствие того, что коронка находится под десной. Она травмирует десну, происходит венозный застой крови. Отсюда получается синева, отечность с вытекающими последствиями. Только зубной щеткой начали чистить или что-то откусили , как – взрыв. Полный рот — в крови, вся пена зубной пасты — в крови. И отсюда – неудовлетворение.

И начинается хождение пациента от специалиста к специалисту – лечить десны. Это можно делать до бесконечности. Это все равно, что тушить печь в горящем доме.

Ведущая: Нас сейчас, наверное, смотрят люди у которых во рту стоит керамика, коронки давно поставленные ,золотые или железные. Как проверить правильно ли стоит коронка? Даже нашим телезрителям, которые недавно поставили в клиниках себе коронки это было бы полезно знать.

Юрий Викторович: Есть элементарный тест, который мы используем в своей практике. Нужно провести от корня зуба по направлению к коронке каким-нибудь тонким предметом.

Если есть щелчок или зацеп – это говорит о том, что коронка выступает за пределы зуба. Там всегда создается зона ретенции, т.е. зона удержания микробной флоры, пищевых остатков , которые вычистить оттуда практически невозможно.

Если Вы провели и щелчка не почувствовали, значит коронка поставлена правильно. Значит зуб был обработан с уступом, круговым уступом вокруг зуба, и коронка является логическим продолжением тех твердых тканей зуба, на которые она установлена. Здесь абсолютно не играет роли та керамическая масса, или та керамика, из которой была изготовлена коронка. Вопрос – как?

Ведущая: Тем не менее бывает керамика хорошая или плохая, или действительно – все равно? Когда в рекламе говорят, что у нас такая-то керамика, сякая-то. Стоит на это обращать внимание, или действительно только на само качество постановки?

Юрий Викторович: Я специалист в своем деле. Я могу, допустим , различить керамическую массу нескольких, 2 – 3 видов. Больше — я затрудняюсь, что-либо говорить. После запекания она практически одинакова. Когда мы говорим о керамике, мы обращаем внимание, прежде всего на ту эстетику, ради которой она изготавливалась. Чтобы максимально передавала тот объем и цвет зубы, ради чего все делалось.

Да, есть массы, которые обладают низкими эстетическими качествами. Но их, собственно говоря, мало кто использует. Основные керамические массы действительно хороши в своем использовании. И смотря на сегодняшний уровень развития стоматологической индустрии говорить о хорошем или плохом не приходится. Здесь идет конкуренция между производителями уже в нюансах.

Преимущественных отличий, как таковых вообще-то и нет. Тоже самое можно говорить о стоматологических пломбировочных материалах. Как бы любая фирма-производитель ни позиционировалась на рынке – матрица на которой весь материал держится и из-за чего от полимеризуется под воздействием света, она везде практически одинакова. Весь вопрос в наполнении этой матрицы частицами того или иного размера, той или иной формы, что бы в итоге это хорошо полировалось и несло заданный цвет.

Ведущая: Давайте мы вернемся к тем видам помощи, которые вы оказываете. Мы говорили о съемных протезах. Вы сказали до программы, что это вещь забытая и несправедливо забытая.

Юрий Викторович: Да. Дело в том, что totalen protezen , т.е. тотальные протезы или полные съемные протезы имеют место быть в нашей жизни. Очень несправедливо в обществе к ним относятся, как к чему-то , что ставит определенную точку или подводит черту в нашей жизни. Ни в коем случае. Многие пациенты задают вопрос, они посмотрели какие-то рекламные буклеты, что-то видели по телевидению, или в прессе, и говорят – за рубежом это нет. Ни в коем случае. За рубежом это есть и есть очень много. Если такая благополучная и процветающая страна, как Германия не имеет съемных протезов, тогда почему школа съемного протезирования самая мощная в Германии? Съемный протез хорошо, правильно изготовленный приносит человеку только радость.

Ведущая: У нас уже заканчивается время. В двух словах, какие Вы делаете протезы и как их носить?

Юрий Викторович: Я одно могу сказать. В нашей клинике нет невозможного по протезированию. По съемному, по несъемному. Любой вид протезирования мы готовы предложить. Дабы при нашей клинике есть лаборатория с достаточно энергичными и увлеченными своим делом техниками. У нас идет постоянная работа врач – техник. Приглашаем техников к креслу, чтобы вместе обсудить ту или иную ситуацию. Чтобы выслушать пациента, что от хочет.

Ведущая: Бывают съемные протезы такие, которые не надо на ночь класть в стакан? Многие не любят съемные протезы, потому что они уже высмеяны и эти челюсти в стаканчиках – сюжет комических фильмов.

Юрий Викторович: Да. Существуют съемные протезы, так называемое бюгельное протезирование или условно-съемные протезы на телескопических коронках, которые не нужно вынимать из полости рта. Да, их нужно снимать, но только для того, чтобы за ними ухаживать. Но пациент всегда с ними спит.

Ведущая: Спасибо большое. Мы говорили сегодня о стоматологии, о проблемах стоматологии, говорили о протезировании. У меня в студии был Главный врач стоматологической клиники «Арбаль» Юрий Викторович Тихонов. Я благодарю всех за внимание. Берегите свои зубки. Спасибо, что пришли, Юрий Викторович, ждем Вас снова. До свидания. Программу вела Елена Андриевская